Меню разделов
Запишитесь на консультацию к врачу дерматоонкологу
Заполните и отправьте форму, мы в кратчайшие сроки сообщим вам возможное время приема.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Истории пациентов

Мой жизненный девиз: Всё, что ни делается - к лучшему!

Е.Р.Садовская: 
Мой жизненный девиз: Всё, что ни делается - к лучшему!

Время, определившее выбор профессии

- Евгения Ромуальдовна, расскажите, пожалуйста, о себе.

- Я - коренная москвичка. Родители тоже родились и выросли в столице. По профессии они - физики-энергетики. Папа работал главным энергетиком крупного промыщленного предприятия. Мама занималась проектированием электростанций.

Я - поздний ребёнок. Сейчас мне 49 лет, а маме уже - восемьдесят шесть... Дай Бог ей здоровья на долгие годы! Отца уже, к сожалению, нет в живых.

Заканчивала школу в конце восьмидесятых годов. Ещё существовал Советский Союз, но на наших глазах происходила коренная ломка экономической и финансовой системы. Начала развиваться рыночная экономика, принципиально изменилась работа банковского сектора.

Государство в то время стало приветствовать частную инициативу. Появились первые предприниматели. Все эти процессы обусловили мой выбор профессии. Вообще, в конце восьмидесятых - начале девяностых годов многие молодые люди хотели стать экономистами, финансистами.

Я поступила в Финансовую академию. Окончила её в 1995 году. Всю жизнь проработала в банковском секторе.

- Чем Вы сейчас занимаетесь?

- Работаю в отчётном отделе банка. Есть опыт руководства аналогичным отделом в другом финансовом институте, но потом решила уйти с руководящей работы.

- Для кого Вы готовите отчёты?

- Для Центрального банка России.

- С налоговыми органами Вы работаете? С другими структурами?

- Наше подразделение взаимодействует исключительно с Центральным банком. Другие формы отчётности находятся в компетенции других отделов банка.

Отчётность перед Центральным банком - обширная и важная сфера деятельности, требующая наличия особого отдела. 

Если говорить простым языком, то Центральный банк „просвечивает“ любую финансовую организацию, делает её „прозрачной“. Отчётность очень строгая!

- Эта информация доступна для общественности?

- Мы работаем и с открытыми данными. Но значительный объём составляет конфиденциальная информация о внутренних банковских процессах.

Центральный банк является общенациональным финансовым регулятором, следящим за „здоровьем“ банковской системы, за состоянием каждого банка. Именно Центральный банк отвечает за то, чтобы россияне были спокойны за свои вклады, чтобы банки развивались, занимались финансированием важных экономических проектов.

Наш отдел и аналогичные подразделения в других банках постоянно представляют в Центральный банк огромный объем информации о текущей работе. Там эта информация проверяется, анализируется. Если какой-то банк не соответствует критериям Центрального банка, то могут быть приняты различные меры... Вплоть до отзыва лицензии.

- Вам нравится Ваша работа?

- Эта работа творческая. Она требует аналитических способностей. Её нельзя назвать рутинной. Сотрудник отчётного отдела постоянно „держит руку на пульсе“ финансового учреждения. Он прекрасно информирован обо всех процессах, которые в нём происходят, обо всех внутренних перепетиях, успехах и сложностях.

У каждого банка есть своя „стратегия развития“. Документ, определяющий его концепцию, цели, планы. Наши отчёты помогают понять, как реализуется эта стратегия. Что сделано? К чему можно стремиться?

- Вы упомянули о том, что отчётный отдел представляет Центральному банку огромный пласт конфиденциальной информации. Может ли в каких-то ситуациях эта информация быть использована против самого банка, нанести ему ущерб?

- Это деликатный вопрос, на который нет однозначного ответа. Сотрудники Центрального банка критически анализируют всю поступающую отчётную документацию. Если они видят какие-то „нестыковки“ или у них возникают сомнения, то проводятся дополнительные проверки.

На самом деле, в прошлые годы возникали ситуации, когда руководство банков, у которых отзывали лицензию, утверждало, что с ними поступили несправедливо... Но конфликты и противоречия, на мой взгляд, могут возникать во всех сферах, где люди взаимодействуют между собой.

В последние годы у меня сложилось впечатление, что Центральный банк и финансовые институты страны работают слаженно и стабильно. Центральный банк как регулятор заинтересован в том, чтобы у всех организаций, которые он проверяет, дела шли хорошо. 

- Что самое сложное и самое интересное в Вашей работе?

- Самое сложное и, одновременно, самое интересное: составление отчётности по так называемым „нормативам Центрального банка“. Речь идёт об основных показателях, основных статистических параметрах, которые установил Центральный банк для всех банков. Чтобы банк мог продолжать работать - он должен этим нормативам соответствовать.

- Отчётность всегда честно проводится?

- Мы работаем честно! И это очень важно и для сотрудников отчётного отдела, и для руководства банка. Мы не пытаемся что-то скрыть или утаить!

- Что входит в „нормативы“, которые Вы упомянули?

- Основные показатели банковской деятельности. Анализ вкладов, кредитов, внутренних расходов. Это можно сравнить с диспансеризацией человека, которую проводит врач... Существует целый ряд критериев, определяющих наше физическое и психическое здоровье.

- Получается, что отчётный отдел в постоянном режиме контролирует „здоровье“ банка?
- Это именно то, чем мы занимаемся, и что мне нравится в моей работе!

Я не только „держу руку на пульсе“ своего банка, но и постоянно учусь чему-то новому. Формы отчётности, которые требует Центральный банк, постоянно видоизменяются.

Но это не какие-то „бюрократические игры“. Наша работа имеет конкретную цель. Она направлена на то, чтобы каждый человек был спокоен за судьбу своих вкладов. И экономические игроки получали необходимое финансирование. Банковский сектор - „кровеносная система“ экономики, „кровеносная система“ страны.

Ещё люблю свою работу за то, что она позволяет общаться с яркими, талантливыми людьми. В Центральном банке работают высококлассные специалисты, элита финансового мира. Мне интересно с ними работать. Хотя это и бывает непросто!

- Вы работаете не только с документами, но и с людьми?

- Не могу пожаловаться на недостаток общения! Регулярно встречаюсь с коллегами из других банков, с сотрудниками Центрального банка. В своей организации взаимодействую практически со всеми подразделениями, знаю об особенностях их работы.

Правда, в последнее время из-за пандемии часть рабочих встреч перешла в виртуальный формат. Но это произошло практически во всех сферах экономики. Здесь банковский сектор не является исключением.

Я ощущала на себе пристальные взгляды чужих людей

- Евгения Ромуальдовна, Вы упомянули, что по работе Вам приходится много общаться с людьми. Вероятно, идеальный внешний вид является одним из „факторов успеха“ в банковской сфере?

- Когда речь идёт о внешности, я не могу разделить работу и личную жизнь. Для меня важно быть красивой! Cчитаю себя яркой, успешной привлекательной женщиной! Говорю об этом без лишней скромности и без малейшего кокетства.

Никогда не скрывала свой возраст. Мне не сложно говорить на эту тему. В 49 лет труднее выглядеть привлекательно, чем в 19 лет. Но это вполне возможно! 

Когда юная девушка хорошо выглядит - это, во многом, не её заслуга, а особенности, „привилегия“ возраста. До тридцати лет совсем не сложно хорошо выглядеть!

- Зрелая красота - результат работы над собой?

- Это, в любом случае, результат работы над собой! Хотя и гены - „подарок родителей“! - тоже имеют значение. И, конечно же, важна улыбка на лице, отношение к жизни, способность радоваться каждому дню, каждой новой встрече!

Что делает нас красивыми? Не только правильное питание, разумное сочетание труда и отдыха, здоровый сон, физические нагрузки... Не менее важен внутренний настрой: оптимизм, доброжелательность, чувство юмора, уверенность в себе и своих силах.

Для женщины необходимо чувствовать себя красивой, осознавать свою привлекательность. Уверенная в себе дама вызывает гораздо больше интереса у противоположного пола.

- У Вас в жизни был опыт общения с дерматологами?

- У меня всегда была и остаётся хорошая кожа. Поэтому до недавнего времени к дерматологам обращаться не приходилось. В этом просто не было необходимости!

- Что с Вами произошло?

- В 2015 году появилась маленькая болячка над бровью. Честно говоря, не придала этому особого значения. Но не потому, что мне нет дела до своей внешности! Наоборот, эта сторона жизни всегда была важна для меня... Просто была уверена, что не произошло ничего страшного, и во врачебной помощи нет необходимости.

- У Вас были какие-то жалобы: боль, зуд, жжение и т.д.?

- Ничего из вышеперечисленного не наблюдалось. Никаких жалоб не было. Эта болячка не доставляла мне хлопот. Она то вроде бы проходила, „затухала“, то опять появлялась.

- Что произошло потом?

- В 2016 году подруга спросила у меня: „Почему ты не обратишься к врачу? Что-то у тебя уже давно болячка над бровью не проходит...“

- Вы не обиделись из-за этого вопроса? Всё-таки речь идёт о сугубо личной теме, которую многие люди не хотят обсуждать даже с близкими друзьями.

- Нет, наоборот. Я была ей благодарна за мудрый совет, за взгляд со стороны... Когда такие вещи говорит близкая подруга - это не вызывает внутреннего отторжения, протеста.

- От чужих людей услышать подобные советы совсем не хочется!

- Это мой болевой пункт. Забегая вперёд, хочу сказать, что этот опыт мне впоследствии - до операции! - довелось приобрести. У меня ведь длинная история. До того как я попала к Дмитрию Николаевичу прошло несколько лет.
- За это время Ваше состояние ухудшилось?

- Болячка разрослась, увеличилась. Я ощущала на себе пристальные взгляды чужих людей.

- Очень неприятный, болезненный опыт!

- Были пристальные взгляды и даже бестактные вопросы. Всё пришлось пережить!

- Это было именно до операции?

- Да. После хирургического вмешательства никаких проблем не было. Дмитрий Николаевич и его команда провели операцию настолько виртуозно, что шрам оказался практически незаметным. Поэтому проблема была решена кардинально! Один раз - и навсегда!

- Вы упомянули пристальные взгляды, бестактные вопросы, с которыми довелось столкнуться на протяжение нескольких лет. Очевидно, что Ваша реакция на эти проявления была другой, чем на слова подруги.

- Это разные вещи, которые невозможно сравнивать! Одно дело, когда интерес проявляет близкий человек, переживающий за тебя. И совсем другое - пустое злословие и вмешательство в личное пространство другого человека.

С одной стороны, я понимала, что негативные проявления лучше всего игнорировать. Но, конечно, всё это ранило, оставляло „зарубки на сердце“.

- Хотелось бы представить Вашу историю в хронологическом порядке. Как всё развивалось? После совета подруги в 2016 году Вы решили обратиться к врачу?

- Если быть точным, то обратилась к врачу не сразу. Прошло ещё несколько месяцев. К дерматологу попала только в 2017 году. Непосредственным поводом, „сигналом“ к тому, что надо пойти к врачу, стала информация, полученная от коллеги по работе. Ей успешно удалили новообразование на теле. Она осталась довольна и рекомендовала мне врача-дерматолога.

- Почему для Вас была так важна эта информация?

- Я отношусь к той категории людей, которые не любят ходить к докторам без личной рекомендации кого-либо из знакомых.

- Вам недостаточно информации из Интернета?

- Информация из Интернета - это замечательно! Но я люблю, чтобы мне порекомендовал доктора кто-либо, кому он лично эффективно помог. Получается „сарафанное радио“: информация от пациента к пациенту.

- В этот раз у Вас всё так и было!
- Когда коллега мне рассказала, что врач-дерматолог её вылечила, удалив новообразование, я сразу же вспомнила о том, что и мне нужно обратиться к этому специалисту. 

- Как прошла Ваша встреча с врачом-дерматологом?

- Я пришла в клинику к доброжелательной даме. Она поставила мне диагноз: базалиома.

- Биопсию (пункцию) Вам сделали?

- Нет. Но это, по моей инфлрмации, нормальная ситуация. Во многих случаях дерматологи могут диагностировать базалиому без пункции.

- Какое лечение Вам назначили?

- Криоазотовую терапию. Процедуры проводила дерматолог, к которой я обратилась. Один раз в месяц. После трёх процедур делались перерывы по несколько месяцев.

- Они Вам помогли?

- Теперь я понимаю, что они мне не помогли. Но в то время ситуация была неясная. „Болячка“ жила какой-то своей жизнью. Мне становилось то лучше, то хуже.
Так прошёл почти год. Наконец, в 2018 году доктор объявила, что криоазотовая терапия „в моём случае была недостаточной“. Мол, она сделала всё, что могла, а теперь нужно обратиться к хирургу. Сама она не занималась хирургическими операциями.

- Она Вам рекомендовала конкретного хирурга?

- Я получила координаты специалиста. Но так и не обратилась к нему.

- Почему?

- Как это нередко бывает в жизни, события приняли неожиданный оборот. С дочерью-подростком мне довелось оказаться у косметолога. Мы консультировались по поводу подростковых прыщей.

Хотя я в данном случае просто сопровождала свою дочь, врач-косметолог спросила о моих проблемах с кожей. Я рассказала о своей не слишком удачной „эпопее“ с азототерапией, о совете обратиться к хирургу.

Она посоветовала мне известную частную дерматологическую клинику в Москве, где вроде бы могут помочь.

- Вы воспользовались этим советом?

- Я приехала в эту клинику, пошла на приём к доктору. И она мне дословно сказала: „Есть только один человек в Москве, который может Вам помочь. Его зовут Дмитрий Николаевич Кушкин“.

- После этой рекомендации Вы обратились к Дмитрию Николаевичу?

- Это произошло не сразу. Через некоторое время я была на приёме у врача-гинеколога. Она тоже стала распрашивать о моих делах и настоятельно рекомендовала врача-дерматолога в этой же клинике.

Прихожу на приём. И вновь доктор рекомендует мне Дмитрия Николаевича Кушкина. Удивительная ситуация: два врача-дерматолога, никак не связанные между собой, посоветовали мне доктора Кушкина!

- Наверное, здесь нет ничего удивительного! Дмитрий Николаевич - человек известный в профессиональных кругах. Поэтому коллеги-доктора нередко именно к нему посылают „трудных“ пациентов, которым не удалось помочь в других клиниках.

- Во всяком случае, на меня эта ситуация произвела сильное впечатление! После того, как сразу два доктора рекомендовали мне лечиться у Дмитрия Николаевича, я была уверена, что это был правильный шаг.

- Как прошла Ваша первая встреча с Д.Н.Кушкиным?

- Он подтвердил диагноз: базалиома. Подтвердил необходимость хирургического лечения.
Но ведь хирургическое лечение может быть разным! Дмитрий Николаевич подробно рассказал об уникальной методике Mosh, которую он применяет.

Уникальность этой методики кроется в её точности. Хирург работает вместе с врачом-морфологом, проводящим морфологический анализ тканей. Таким образом, может быть вырезана вся „зараза“. И ничего лишнего!

Нередко операция проводится в несколько этапов. Правда, в моём случае хватило только одного этапа. И базалиома была полностью удалена!

Врач-морфолог не находится в операционной. Я его даже не видела. Но именно он анализирует материал, который „поставляет“ хирург. 

- Расскажите, пожалуйста, как прошла сама операция?

- Я совершенно не волновалась! Доверие к Дмитрию Николаевичу было абсолютным! Это было связано с тем, что его мне рекомендовали два авторитетных доктора. Кроме того, наше предварительное общение прошло на позитивной ноте. Он подробно рассказал и о ходе операции, и о том, почему она для меня жизненно необходима.

Так получилось, что площадь опухоли в моём случае оказалась достаточно большой. Вероятно, это произошло из-за того, что я обратилась к доктору Кушкину сравнительно поздно. Но Дмитрий Николаевич - хирург-виртуоз, способный в любой ситуации получить наилучший результат.

Кроме того, в его команде работают прекрасные пластические хирурги. У меня опухоль распалагалась над бровью. И, конечно, возник вопрос: не лишусь ли я этой брови? В итоге все прошло отлично: бровь сохранилась.

Я не только избавилась от опухоли, но и смогла сохранить свою внешность. Её не испортили! Всё осталось, как было раньше! Кстати, в 49 лет у меня - гладкий лоб, без морщин. Как я понимаю, это создало определённую трудность для пластического хирурга. Но команда доктора Кушкина отлично справилась со всеми проблемами!

- Как у Вас проходил восстановительный период?

- Здесь мне нечего рассказывать. Специального „восстановительного периода“ у меня не было. Сразу же после операции я жила обычной жизнью. Конечно, носила особый пластырь. Ездила к Дмитрию Николаевичу на контрольные осмотры.

Нормальную жизнь человек может вести уже на следующий день после операции. Во всяком случае, у меня не было каких-то ограничений.

- Какой жизненный опыт Вы вынесли из нескольких лет борьбы с опухолью?

- Мой жизненный девиз: Всё, что ни делается - к лучшему! Конечно, никто из нас не хочет болеть. Но опыт преодоления болезни делает нас сильнее!

Дмитрий Николаевич - доброжелательный, улыбчивый человек с умными глазами. Но одновременно он всегда может чётко и даже, если необходимо, жёстко обозначить свою позицию. Конечно, решение об операции принимает сам пациент... Но Дмитрий Николаевич может объяснить, почему операция необходима, что произойдёт, если её не делать.

Доктор показывал мне фотографии пациентов, которые себя запустили, не проводили хирургического вмешательства... Там очень печальные результаты. Страшные картинки!

При этом Дмитрий Николаевич не запугивает. Он просто даёт людям исчерпывающую информацию, чтобы они сами принимали решение.

Сейчас „на память“ об операции у меня остался только акуратненький беленький шрамик, который почти не видно даже без тонального крема. Он меня совсем не портит!

В первый год я ходила к Дмитрию Николаевичу на осмотры один раз в три месяца, потом - один раз в полгода. Даже начинаешь скучать по доктору! Он - обаятельный, позитивный человек. Хочется видеть его чаще!

Никаких проблем после операции у меня не было. Но регулярные осмотры всё равно приносят чувство спокойствия.

Новогодний  праздник в семейном кругу

- Как Вы собираетесь встречать Новый год?

- В семейном кругу. С мужем, детьми, мамой и тётей. Как я упоминала, мама - уже в преклонном возрасте. Дай Бог, чтобы она подольше была с нами! Тёте тоже немало лет: 83 года. Нам хорошо и уютно вместе!

У моих детей большая разница в возрасте. Дочке Валентине - 20 лет. Она учится в университете. Новый год она обычно встречает с нами, а потом уходит к друзьям. Сыну Антону - десять лет. 

Во время Рождественских каникул собираемся поехать к родственникам мужа в Московскую область, в город Чехов. Они живут в частном доме. Надеюсь, там будет хорошая зимняя, рождественская атмосфера.

Беседу вёл Илья Бруштейн

Истории пациентов