Меню разделов
Запишитесь на консультацию к врачу дерматоонкологу
Заполните и отправьте форму, мы в кратчайшие сроки сообщим вам возможное время приема.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Истории пациентов

Не запускайте свои болячки!

Мой совет всем будущим пациентам: не запускайте свои болячки!

***
Станислав, сын Сергея Тарасовича (83 года). Из-за общего состояния здоровья Сергей Тарасович не смог самостоятельно дать интервью. Поэтому с журналистом пообщался его сын.

***

- Станислав, хотя наша беседа касается Вашего отца, мой первый вопрос связан с Вашим личным опытом. Вам доводилось быть пациентом врачей-дерматологов?

- В этой области у меня опыта почти нет. Когда-то давно, в подростковом возрасте, я один или два раза ходил к дерматологу из-за прыщей, угрей… Но ничего серьёзного не было. И с тех пор проблем, слава Богу, не возникало!

- А какой опыт у Вашего отца, Сергея Тарасовича?

- Он – родом с юга Украины, из Николаевской области. Южный человек. Значительную часть жизни провёл в тех краях.

- Мощное воздействие солнечных лучей.

- Да. Может быть, из-за этого с начала двухтысячных годов у отца время от времени стали появляться проблемы с кожей. Ему надо было обращаться к дерматологам.

- С какими проблемами он столкнулся?

- У него стали появляться воспаления на носу. Потом образовывались корочки. Точный диагноз я сказать не могу. Мы обращались с ним в частную клинику. Были проведены процедуры, связанные с воздействием азота. И всё прошло!

Потом в 2010 году на лбу появилось воспаление, снова стали образовываться корочки. Мы с папой обратились в районную поликлинику. Там сказали, что надо лечиться мазями. И эти мази на самом деле помогли!

- Какая проблема привела Вашего отца в «Клинику кожи»?

- Это давняя история, которая началась ещё в 2015 году. У отца появились воспаления на переносице. Опять покраснения, корки… Мы обратились в кожно-венерологический диспансер. Там нам дали рекомендацию проконсультироваться у онколога. Но, откровенно говоря, эти советы мы в то время проигнорировали.

- Почему? Вы не доверяли врачам?

- Нет. Дело совсем не в этом! Просто у отца были и другие проблемы со здоровьем, которые требовали много внимания… Сейчас понимаю, что это была ошибка. Мой совет всем будущим пациентам: не запускайте свои болячки!

- Отца не беспокоили проблемы на переносице?

- Так нельзя сказать! Эти проблемы его беспокоили, но со временем он привык… Многие люди не любят ходить по врачам. И мой папа – не исключение!

- Что случилось потом?

- С переносицей ничего драматичного не произошло, всё оставалось по-прежнему. Но в начале 2017 года у папы произошла бытовая травма. Он рассёк голову. Папа сидел на стуле, а рядом, в стенном шкафу, дверца случайно оказалась открытой… Эту открытую дверцу он не заметил, резко поднялся со стула… Из головы пошла кровь.

- Вы обратились к врачу из-за этого ЧП?

- Нет. К врачу тогда не обращались, что, как я сейчас понимаю, тоже было ошибкой. Сами обработали рану. Она зажила.

Вернее, рана не совсем зажила. На этом месте образовался «проблемный участок», как и на переносице. Потом образовалась корочка.

- Воспалительный процесс там продолжался?

- Да. Очевидно, что там шёл какой-то патологический процесс. Тогда я решил пригласить на дом хирурга.

- А почему не обратились к врачу-дерматологу?

- Я не знал, что в данном случае нужна консультация дерматолога. Исходил из того, что если произошла травма, то требуется помощь хирурга.

- Какого хирурга Вы пригласили?

- Это был случайный человек из Интернета. Я обратился по объявлению.

- Какую помощь он оказал?

- Он обработал рану, выписал мази. Доктор сказал, что всё будет нормально!

- Этот врач не рекомендовал Вам обратиться к дерматологу, к онкологу?

- Нет. Он не дал никаких рекомендаций.

- Как развивались события после этого врачебного визита?

- К сожалению, мы обнаружили, что хирург ничем не помог. Очаг заболевания на голове не уменьшался, а только разрастался. 

- Что Вы решили предпринять?

- Так продолжалось до ноября 2021 года. Несколько лет… Несколько лет бездействия. Ничего не менялось. Ситуация только ухудшалась. Тогда мы с папой решили поехать в ведомственную поликлинику Литфонда, к которой он «прикреплён». Папа – поэт, член Союза писателей России. Ещё с советских времён у этой категории пациентов имеется «своя» поликлиника.

Мы пошли к хирургу этой поликлиники. Она «заподозрила» базалиому и направила к онкологу, в районный онкологический диспансер. Тогда я спросил, а можно ли проконсультироваться в авторитетной частной клинике? По моему опыту, с частной медициной пациенту обычно иметь дело комфортнее, чем с государственными структурами.

Мне порекомендовали «Клинику кожи».

- Когда состоялся Ваш первый визит к Дмитрию Николаевичу?

- В ноябре 2021 года. Доктор Кушкин определил у отца сразу три очага базалиомы: на лбу, на переносице, и на голове (под волосяным покровом). Очаг на лбу – совсем крошечный. Он не вызывает беспокойства. 

- Если я правильно понял, очаг на переносице возник в 2015 году, а на голове, среди волосяного покрова – в 2017 году, после травмы?

- Да. Именно это и констатировал Дмитрий Николаевич.

- Какое лечение он предложил?

- Дмитрий Николаевич подробно рассказал нам о разных вариантах лечения. И хирургическое иссечение опухоли. И лучевая терапия. Но он отметил, что из-за большой площади очагов комплексное хирургическое лечение возможно только под общим наркозом. Т.е. со всеми тремя очагами можно справиться в один день. Но в этом случае нужен общий наркоз.

- У Вас возникли сомнения по поводу целесообразности проведения операции под общим наркозом?

- Да. Были сомнения, связанные с возрастом папы и его общим состоянием здоровья. В любом случае, мы сдали все анализы, необходимые для наркоза. 

- Какое решение в итоге было принято?

- Во время нашего второго визита в клинику Дмитрий Николаевич рассказал о возможности справиться с проблемой без общего наркоза. Было решено очаг на переносице удалить хирургическим путём. Под местной анестезией. А для очага на голове использовать лучевую терапию. Так мы и сделали!

- Хирургический этап уже состоялся?

- Операция успешно прошла в декабре. Дмитрий Николаевич советовал не затягивать т.к. опухоль уже подошла близко к глазу. Это может быть опасно для органа зрения!

- А лучевая терапия?

- Нам порекомендовали хорошую клинику. Лучевая терапия должна пройти в феврале. Дмитрий Николаевич сказал, что лучевая терапия может либо полностью убрать опухоль, либо существенно её уменьшить. Если всё-таки лучевая терапия не даст «стопроцентного результата», то Дмитрий Николаевич обещал после неё провести хирургическое иссечение.

Но и в этом – не самом благоприятном случае! – лучевая терапия будет полезна т.к. опухоль уменьшится в объёмах. А, значит, последующее иссечение станет более «щадящим».

- Хотелось бы задать Вам ряд психологических вопросов. Как Вы и Ваш отец восприняли информацию о том, что речь идёт об онкологическом заболевании?

- Это было очень тяжёлое состояние, почти шоковое… Но Дмитрий Николаевич помог нам справиться с этим шоком. Он чётко и ясно сказал, что полное излечение возможно. И оно будет!

- Он дал Вам надежду?

- Не просто «надежду», а чёткий, конкретный план действий.

- Сергей Тарасович сразу согласился на проведение лечения?

- Не сразу… И я могу его понять. У него много других заболеваний. Общее состояние тяжёлое. На приёме в «Клинике кожи» он стал говорить Дмитрию Николаевичу, что он, мол, «уже достаточно пожил…»

- Лечиться не обязательно?

- Примерно такие были разговоры!

- Как же удалось убедить Вашего отца?

- Дмитрий Николаевич ему сказал: «Сергей Тарасович, никто из нас не знает, сколько лет, месяцев и дней нам отпущено на земле… Но именно от нас самих, во многом, зависит качество жизни. То лечение, которое Вам необходимо, сделает Вашу жизнь лучше, легче и радостнее! И Вы будете довольны результатом!»

Эти слова повлияли на отца. Он согласился с доводами доктора.

- Как проходило хирургическое лечение в декабре?

- Операция прошла в один день. Она состояла из трёх этапов. В перерывах пациент мог отдохнуть, а доктора проводили гистологический анализ клеток.

- Волнение у Сергея Тарасовича было?

- Как он мне потом рассказал, он очень волновался перед началом операции, а также во время первого этапа. Но потом он успокоился. Полностью доверился докторам. Во время операции он был в сознании. Врачи с ним говорили. Дмитрий Николаевич подробно объяснял свои манипуляции, чтобы пациент был «в курсе событий».

- Как происходил восстановительный этап?

- Без каких-либо осложнений. Мы регулярно ездили на перевязки и врачебные осмотры. Кроме того, я делал отцу перевязки дома.

- Что Вы могли бы сказать, подытоживая нашу беседу, подытоживая полученный опыт?

- Лечение ещё не закончено. Нам ещё предстоит лучевая терапия. Но сейчас и у меня, и у отца уже есть уверенность, что всё будет хорошо!

- Это самое главное!

- Кроме того, мы чётко знаем, что если возникнут какие-либо проблемы и сомнения, то к Дмитрию Николаевичу всегда можно обратиться. Думаю, что он найдёт выход из любой ситуации… Но чем раньше человек обратился к врачу, тем лучше для него самого!